Eng

Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации

Отражение кризисов 2020-2021 годов в энергетических прогнозах

Осенью 2021 года МЭА и ОПЕК представили обновленные прогнозы развития глобального энергетического сектора. Высокий уровень неопределенности на фоне экономического кризиса 2020 года, логистического и энергетического кризисов 2021 годов обусловливает повышенное внимание к вероятному изменению тенденций в ТЭК. О влиянии кризисов на структуру мирового энергопотребления – в новом выпуске энергобюллетеня АЦ.

Прогнозирование в ходе смены фаз делового цикла – объективно сложная задача, признают эксперты. Необычный характер пандемии и возникшая в ее следствии рецессия сжали сферу услуг, причем последняя не восстановилась вполне в ходе оживления экономики. Соответственно, прошлый опыт взаимозависимостей восстановления экономической активности, спроса в энергетике и капиталовложений оказывается шаткой основой для прогнозов.

Промышленный характер восстановления в 2021 году поддерживался вынужденными сбережениями прошлого года и низкими процентными ставками. Такой подъем трудно прогнозировать сам по себе, особенно в региональном и отраслевом аспектах. Подъем сырьевых цен оказался во многом неожиданным для экономистов, фирм и во много населения, в особенности в части цен на энергоносители в мире. Эксперты не готовы назвать совокупность проблем этого года «глобальным энергетическим кризисом». Скорее это сочетание эффекта быстрого промышленного роста, замедления капиталовложений в энергетику в ходе рецессии (и ограниченного предложения ресурсов) и непредвиденного спада в предложении ВИЭ в Европе, пишут они.

Во второй половине 2021 года прогнозирование на период до 2030 года оказывается под воздействием трендов роста, циклической компоненты на выходе из рецессии и тенденций энергетического перехода, однако параметры последнего могут несколько измениться, подчеркивается в бюллетене. Взлет цен на энергию должен подтолкнуть капиталовложения в сектор апстрим, но финансовые ресурсы оказываются у экспортеров, а решения, принятые на конференции COP26 в Глазго, предполагают переориентацию инвестиций на сокращение потребления всех углеводородов во всех отраслях, особенно в ЕС. Выросла конкуренция между инвестициями в энергетику на обеспечение экономического роста (особенно в развивающихся странах) и на «зеленую» экономику.

Авторы бюллетеня также обращают внимание на различия в подходах МЭА и ОПЕК как представителей потребителей и экспортеров энергоносителей на 2030 год. ОПЕК предсказуемо видит большую долю нефти в 2030 году по сравнению с МЭА, при этом ниже оценивает общее потребление энергоресурсов на этом горизонте, что уже неожиданно. МЭА в 2021 году предполагает рост долей и старых (биомасса), и новых ВИЭ, но в сочетании с сохранением роли угля и значительном сокращении роли газа. Для ОПЕК и других экспортеров инвестиционная стратегия на декаду выглядит относительно просто: держать высокую готовность наращивания поставок традиционных энергоресурсов по мере прояснения ситуации со среднесрочными тенденциями, а также на случай высокого спроса и цен.

Если представить себе, что мировой бизнес – в частности развитых стран – поверит прогнозам МЭА и будет инвестировать соответствующим образом, то с учетом опыта 2021 года возникает вопрос: не грозят ли рынкам по пути к целям 2030 года некоторые потрясения при негладкой динамике спроса и предложения? В то же время энергетический переход логически рассчитан на сравнительно плавные процессы массовой смены технологий, подчеркивают в АЦ.

Подробнее – в бюллетене «Отражение кризисов 2020-2021 годов в энергетических прогнозах»

С другими энергетическими бюллетенями можно ознакомиться здесь

Темы статьи