Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации

Мир перемен
Леонид Григорьев
Главный советник руководителя
Леонид Григорьев

Мировое сообщество не решает глобальные проблемы

Главный советник руководителя Аналитического центра Леонид Григорьев прокомментировал журналу «Мир перемен» падение Берлинской стены и последствия крушения социализма.

Конец социализма был двусторонним интерактивным процессом, в котором Россия и ее «западные партнеры» совершили много ошибок, заявил Григорьев. Прежде всего, это разное стартовое восприятие:  для нас (интеллигенции и части элиты) это был добровольный выход из социализма и мировой конфронтации, «холодной войны». Для значительной части американской и европейской элиты это была победа в длительной войне с социализмом, но этого было мало – еще и над Россией. Смешивать же не надо было, это была ошибка, которая теперь и стоит костью в горле.

Эксперт рассказал, что видел много хороших западных специалистов, которые пытались помочь трансформации в интересах самих трансформируемых стран (и их народов), выступали за сохранение торговых и финансовых связей новых 15 государств. Но этого было мало – нужна была политическая воля для ремонта экономической системы без ее обрушения. Это было сделать трудно, почти невозможно, но надо было говорить об этом прямо и саму такую задачу ставить.

Анархическая трансформация чревата огромными трансакционными издержками, причем встроенными надолго, считает Григорьев. Извне наблюдатели наслаждались интеллектуально, сочувствовали, злорадствовали (кто как – в меру личных качеств и групповых интересов). Но в целом в мире никто не озаботился главным в реабилитации человека и любой человеческой системы: принять нового Субъекта в большой коллектив по приемлемым для него правилам, которые закрепляли бы возможность чувствовать себя достойно.

Российское понимание интересов – высокое развитие своей страны, ее народов и возможность реализовывать проекты в рамках своей традиции. Вот наблюдаемое извне предположение - у России не может быть или не должно быть своего проекта, и даже  предложение реализовывать (в том числе за свой счет) много чужих проектов, что является явным перебором.

Григорьев полагает, что по характеру российского проекта было легко найти разумный компромисс в начале 90-х годов. Но сами не сообразили, а извне считали излишним рассматривать такие наши перспективы сосуществования в будущем сложном мире. Тогда слишком многим мир казался простым – будто «история и вправду кончилась».

Геополитика стран стоит на защите или максимизации того набора интересов, который национальные элиты условились считать своими национальными интересами и убедили в этом население. Так что вопрос надо переформулировать: геополитика помешала или ошибочная геополитика помешала.

Последствия конца эпохи «развитого социализма» никем не были просчитаны, уверен Григорьев.

Явный развал системы глобального управления, обострение конфликтов, рост военных расходов, тупики в переговорах ведут к некоторым очевидным результатам, которые все видят, но из политической корректности стесняются назвать своими именами. А именно – мировое сообщество не решает проблему сохранения климата планеты, не демонстрирует снижение неравенства между странами или между социальными слоями. Мир стоит перед демографическим ростом в беднейших странах – и не решает проблему бедности. Характерно, что, несмотря на рост душевого ВВП в мире как минимум на 40% за четверть века, критерий абсолютной бедности не изменился и остается 1,9 долл. в день – поразительная скаредность мирового сообщества!

Фото из открытых источников

Темы
Источник