Секторальные санкции: год спустя