Снятие санкций с Ирана может привести к заметным неблагоприятным последствиям для российской экономики

17 апреля 2015 | Russia Beyond the Headlines

Начальник Управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра Александр Курдин дал обширное интервью изданию Russia Beyond the Headlines.

Александр Курдин
Александр Курдин
Управление по ТЭК

- Есть мнение, что снятие санкций с  Ирана подорвет наш нефтегазовый экспорт и окажет на российскую экономику сугубо негативное влияние. 

- Снятие санкций с Ирана действительно может привести к заметным неблагоприятным последствиям для российской экономики, в частности для нефтегазовой отрасли, но это будет связано преимущественно не с прямой конкуренцией с иранской нефтью, а с влиянием этой ситуации на мировые цены.

- Насколько иранские нефть и газ могут потеснить Россию на рынках Европы и Азии? Какие конкурентные преимущества у Ирана (объемы/цена)?

- Сокращение экспорта нефти из Ирана под влиянием санкций не так велико в абсолютном выражении. Иранцы потеряли из-за эмбарго и иных ограничительных мер около 1 млн барр./день, или около 50 млн т нефтяного экспорта. Половина этих потерь пришлась на отказ европейских стран от закупок иранской нефти, еще половина – на сокращение закупок азиатских потребителей. Именно Азиатско-Тихоокеанский регион был основным регионом сбыта нефти Ирана до эмбарго (почти 70% продаж) и тем более остается им сейчас (около 95% продаж), причем азиаты не могут отказаться от иранской нефти даже в условиях санкций, несмотря на всю лояльность по отношению к Западу. Спрос на нефть в АТР устойчиво растет, и он сможет абсорбировать дополнительные поставки как из Ирана, так и из России. В Европе ситуация сложнее, но все-таки с учетом масштабов поставок в Европу нефти и нефтепродуктов из России (около 250 млн т в год) максимальные иранские поставки на этот рынок (около 25 млн т в год) не представляют значимого потенциала замещения. Вдобавок к этому не Россия заместила иранскую нефть – а Иран поставляет в Европу именно сырую нефть – во время эмбарго. Напротив, российский экспорт сырой нефти тоже снижался, а возмещение происходило за счет других ближневосточных стран – Ливии, Ирака, Саудовской Аравии. Соответственно, именно им скорее предстоит беспокоиться, тем более что именно им надо будет поддерживать суммарную квоту ОПЕК – если, конечно, они не хотят окончательно вывести рынок из равновесия.

Появление на рынке дополнительно 1 млн барр./день – если оно не будет компенсировано сокращением у других стран ОПЕК – может стать новой угрозой для равновесия. Со временем, конечно, мировой рынок все равно избавится от избытка и от излишних запасов под влиянием роста потребления, но возвращение иранской нефти может отложить этот переход еще на год

Александр Курдин, начальник Управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра

В целом иранская нефть, как и вся ближневосточная нефть, сопоставима по уровню издержек добычи с российской нефтью – в обоих случаях издержки не превышают, как правило, 20–25 долл./барр.  Но российским производителям приходится теперь разрабатывать все более сложные месторождения, и там их издержки доходят уже до 30 долл./барр. и даже более. Со временем эта ситуация будет усложняться. Однако более опасным соперником в этом контексте выглядит Ирак, который обладает куда большим потенциалом наращивания добычи в длительной перспективе, чем большинство других ближневосточных стран, в том числе Иран.

Что касается газа, то Иран пока не может рассматриваться как соперник России, поскольку экспорт газа из страны не ведется, за исключением небольшого объема поставок в Турцию (менее 10 млрд. куб. м в год) для местного потребления. Экспортные проекты существуют, но пока находятся на ранних стадиях проработки. Да и западное эмбарго поэтому не касалось газовых поставок.

 - Насколько возвращение Ирана на нефтегазовый рынок уронит цены на нефть - если шанс что этого не произойдёт?

- Риск снижения цены на нефть при снятии иранских санкций действительно существенен. Все-таки запасы нефти и нефтепродуктов сейчас находятся на высоких уровнях, а на мировом рынке все еще сохраняется избыток предложения. В этом году он может еще составить до 0,5 млн барр./день (примерно как и в 2014 году), по оценке Международного энергетического агентства, хотя к концу года он должен сократиться или даже исчезнуть. Но появление на рынке дополнительно 1 млн барр./день – если оно не будет компенсировано сокращением у других стран ОПЕК – может стать новой угрозой для равновесия. Со временем, конечно, мировой рынок все равно избавится от избытка и от излишних запасов под влиянием роста потребления, но возвращение иранской нефти может отложить этот переход еще на год.

- Если в российской экономике сектора, которые выиграют от снятия санкций с  Ирана?

- В российской экономике есть отрасли, представители которых, вероятно, заинтересованы в снятии санкций. В первую очередь это те, кто торгует с Ираном – экспортеры зерна, леса, металлов, некоторых видов машин и оборудования и импортеры фруктов и овощей. Финансовые санкции затрудняют торговлю, повышают их издержки.

Интервью вышло на английском, французском, немецком, японском, корейском, арабском и других языках.