Если дешёвая нефть продержится хотя бы год - всем будет очень тяжело

12 февраля 2015 | Аргументы и факты

Главный советник руководителя Аналитического центра Леонид Григорьев в беседе с корреспондентом газеты «АиФ» рассказал об антикризисном плане, цене нефти, санкциях и о том, какие трудности нас ожидают.

Леонид Григорьев
Леонид Григорьев
Главный советник руководителя

- Леонид Маркович, нас опять спасёт дорожающая нефть, как в 2009 г.?

Леонид Григорьев: Нефтяные цены быстро падают, а восстанавливаются где-то год. Как было в предыдущий кризис? В августе 2008 г. нефть стоила 130 долл. за баррель, в октябре цена упала ниже 40. Тут же собрались представители ОПЕК, и в о¬ктябре-декабре 2008 г. «срубили» объём добычи нефти на 3 млн баррелей в день. К лету цены пошли вверх…

Сейчас цена упала вдвое за полгода. Потребление нефти в 2014 г. составило 92 млн баррелей в день, а добыча - 92,7. Вот эти-то 0,7 млн баррелей в день уронили цену вдвое! В 2008 г. уменьшили добычу на 3 млн баррелей в день, сейчас надо всего на 1 млн! Это меньше 1% мирового предложения.

- Почему же не уменьшают?

- Никто не хочет терять долю рынка. Потом, где-то, в том числе у нас, снижение добычи имеет технологические ограничения - снизив добычу, быстро её не поднимешь. Легко в-ключить и выключить кран только 4 ключевым арабским странам. Но они не хотят резко «срезать» баррель, избегают конфликта со странами Запада, которым низкая цена выгодна.

Однако в марте политика может подтолкнуть нефть вверх - ОПЕК находится под сильнейшим давлением внутренних проблем и серьёзно пострадавших стран-экспортёров. Есть страны, где расходы закладывались из расчёта на стоимость нефти свыше 100 долларов за баррель, - Нигерия, Индонезия. В нашем бюджете - исходя из цены около 100 долл., а у саудитов и членов ОПЕК - в среднем из 80. А теперь 60 долларов - уже очень хорошая цена.

Но если дешёвая нефть продержится хотя бы год - всем будет очень тяжело.

- Всем будет тяжело, а нам особенно. Санкции ведь ужесточаются...

- Пока мы работаем с теми ограничениями, которые есть. А есть технологические и финансовые санкции, которые ввели под падение малайзийского «боинга», причём ввели, образно говоря, быстрее, чем «боинг» падал. Разговоры о новом ужесточении связаны, видимо, с тем, что ситуация в Донбассе не та, которой ожидали. Там происходит разгром украинской армии.

Сейчас нам недоступны дешёвые деньги, как это было раньше. Компаниям в 2015 г. придётся много отдавать, а перезанять так же дёшево не удастся. Трудно будет получать инвестиции. Но самые тяжёлые санкции не финансовые, самое плохое - ограничение импорта технологий. И здесь работает правило: не можешь купить - сделай сам. Я не думаю, что мы на это не способны, раз наше оружие лучшее в мире. Почему можем сделать истребитель, но провалили множество важнейших гражданских разработок?! В области технологий необходимо импортозамещение, независимо от того, отменят санкции или не отменят.

- Говорят, что у экономики нет мощностей для рывка.

- Это не так. У нас 1,5 млн охранников. Это даже смешно: «Экономика исчерпала потенциал!» А на каждой вахте сидит здоровый мужик и ничего не делает! Людей и р-есурсов сколько хочешь, только люди непонятно чем заняты. И финансовые средства уходят на коттеджи вместо дорог, а надо вкладываться в образование, науку и повышение эффективности своей экономики.

- Ещё говорят, что антикризисный план предполагает заливание деньгами проблемных узлов, но средства освоить ни¬кто не сможет. Эти 1 трлн 300 млрд руб. не пропадут?

- Я финансовую часть не комментирую. Скажу только, что планом предусмотрено использовать резервы для оптимизации цен. В целом большого падения потребления быть не должно, но никто не ждёт, что ситуация выправится быстро.

- Сколько продлится кризис и когда запустится этот план?

- Это вопрос скорости бюрократического аппарата. Но план заработает к весне. Всё, что там записано, можно запустить за 2-3 месяца.

А сколько времени займёт кризис... Есть общее мнение экономистов: скорее всего, хватит одного года - и потом экономика начнёт расти. То есть мы упадём на 3% ВВП в 2015 г., а в 2016-м будет либо ноль, либо небольшой плюс. Как будем работать?.. Бизнес должен адаптироваться. С¬емьям надо строить стратегию выживания в условиях, когда будет трудно найти работу, придётся переквалифицироваться или искать работу не по специальности.

Конечно, с I квартала 2015 г. многое будет ползти вниз. Уменьшится число пассажирских полётов, пассажирских и грузовых ж/д и автомобильных перевозок, люди станут меньше ходить в рестораны. Произойдёт «оптимизация» потребления - не у бедных людей, а у среднеобеспеченных.

Понятно, что тем, кто плохо жил до кризиса, лучше не будет. Но страна сейчас не находится в состоянии потребительского голода, в котором она пребывала даже в 2009 г. Предыдущие кризисы мы перенесли недавно, и они сделали нас более живучими.

Подробнее читайте в статье «Лишние баррели. Спасёт ли нас снова подорожание нефти?»