Выгоды от легализации параллельного импорта очевидны

13 августа 2014 | Эксперт

Импортеры, производители, эксперты и органы власти до сих пор не могут прийти к выводу, что получит экономика от легализации параллельного импорта в Россию. Возможность завозить брендовые вещи без разрешения производителя может наводнить потребрынок дешевыми товарами. В то же время есть риск бегства ведущих мировых инвесторов, разместивших производство в России.

Татьяна Радченко
Татьяна Радченко
Заместитель руководителя

«С одной стороны, выгоды от легализации параллельного импорта очевидны: это снижение цен на товары массового потребления, ускорение доставки и стимулы для использования отечественными компаниями новых технологий, - прокомментировала данную ситуацию «Эксперт Online» начальник Управления по конкурентной политике Аналитического центра Татьяна Радченко. - С другой стороны, наш анализ результатов изменения режимов изъятий в разных странах показал, что снижение цен не обязательно происходит для многих групп товаров, поскольку влияют и другие факторы. Как, например, в Израиле легализация импорта автомобилей не дала ожидаемого снижения цен на них, поскольку сыграли роль другие факторы, в том числе мировой финансовый кризис».

Впрочем, по словам эксперта, по некоторым группам товаров повышение цены после введения национального стандарта изъятия прав собственности не произошло. «В России мы исследовали изменения цен на духи и пиво после отмены в 2002 году международного принципа изъятия, - говорит Радченко. - Вопреки негативным ожиданиям участников рынка, резкого роста цен на эти товары в то время не последовало. А цены на импортные духи в 2003 году даже снижались больше, чем на отечественные, хотя ввозная пошлина не менялась. Здесь тоже сыграли роль факторы, не зависящие от изменения российского закона. Впрочем, в 2005 году импорт духов резко сократился именно ввиду того, что с 2004 года импортеры брендированной парфюмерии стали вносить свои товарные знаки в ТРОИС. Тогда завозить вне официальных каналов стали меньше и цены действительно подросли».

По мнению эксперта, один из основных аргументов противников легализации параллельного импорта в том, что может резко усилиться поток подделок. «В среднем компании предполагают, что доля контрафакта вырастет на 10–30% в зависимости от рассматриваемой отрасли. Вместе с тем другие эксперты считают, что этот вопрос может решаться в рамках повышения эффективности таможенного контроля, а также за счет введения, например, механизмов страхования ответственности импортеров за причинение вреда в сфере интеллектуальной собственности», - сообщила Радченко.

«Маловероятно, что произойдет пересмотр инвестиций в российское производство, но и цель снижения цен на брендированную продукцию за счет легализации параллельного импорта также вряд ли будет достигнута», - полагает Радченко. При этом иностранные производители, локализовавшие свои производства в России, выступают резко против введения международного режима изъятия. По ее мнению, они опасаются, что при наводнении рынка параллельным импортом их же брендов станет меньше стимулов для производства в России, меньше налоговых отчислений и прочее. «В то же время, мы выяснили, что большинство тех, кто участвовал в наших опросах, локализовали свои производства еще до 2002 года, когда и действовал мировой режим изъятия. Значит, тогда они не боялись выходить на наш рынок и не требовали особых режимов защиты», - отметила Радченко.

Дискуссия о легализации параллельного импорта ведется уже давно. Обсуждение показывает, что единства мнений нет ни в органах государственной власти, ни в экспертной среде, ни в бизнес-сообществе. Существует ряд аргументов «за» и «против», но тенденция последнего времени свидетельствует о неминуемости легализации. Эксперты намерены найти способы оценить и минимизировать риски для инвесторов. Тема легализации параллельного импорта и меры, которые необходимо принять, обсуждались на круглом столе в Аналитическом центре год назад – в июле 2013 года.