Полностью договор о создании Евразийского экономического союза будет реализован через десять лет

4 июня 2014 | Российская газета

Уже через полтора года в рамках Евразийского экономического союза начнет действовать общий рынок лекарственных средств и медицинских изделий. И произойдет это, даже несмотря на строгие и пока еще сильно различающиеся регулятивные меры в России, Белоруссии и Казахстане. А вот для создания других общих рынков понадобится уже побольше времени.

Глеб Покатович
Глеб Покатович
Заместитель руководителя

«Полностью договор о его создании будет реализован через десять лет, - заявил «Российской газете» заместитель руководителя Аналитического центра Глеб Покатович. – Немедленно, как это было при возникновении Таможенного союза, почти ничего не изменится, если не считать рынка труда, там уже с 2015 года снимаются последние ограничения на свободное перемещение рабочей силы по территории Евразийского союза».

Главное достижение договора, по мнению Покатовича, - создание в перспективе общих рынков, включая энергетический, финансовый, фармацевтический, транспортный и строительный. Чем больше рынок, тем больше возможностей использовать свой потенциал у его участников. Но это требует наличия гармонизированных правил (доступа к инфраструктуре, господдержке и так далее) во всех странах, вступающих в союз, а также готовности соответствующих отраслей жить по общим правилам. Отсюда и длительные переходные периоды. Чтобы запустить работу общих рынков, участники союза в течение десяти последующих лет должны будут подписать ряд специальных договоров. В этом смысле заключенный в конце мая в Астане договор – точка отсчета, рамка сотрудничества на многие годы вперед. «Пионером здесь станет общий рынок лекарственных средств и медицинских изделий, - отмечает Глеб Покатович. – Он начнет действовать с начала 2016 года. А вот по нефти и газу ситуация значительно более сложная. Сейчас, к примеру, экспортные пошлины на нефть в России впятеро превышают казахстанские. Кроме того, совсем нетривиальной является проблема обеспечения равного доступа к «трубе». Поэтому в 2016 году будет утверждена только концепция по формированию каждого из трех рынков: нефти, нефтепродуктов, газа. В 2018 году появятся программы по формированию этих рынков, и только к 2024 году эти программы должны быть реализованы».

С электроэнергетикой процесс должен идти быстрее, общий рынок заработает в 2019 году - там подготовка идет с прошлого года. А вот перспективы общего финансового рынка пока выглядят не столь радужно, считает Глеб Покатович. Слишком разные по экономическому потенциалу и степени вовлеченности в глобальную экономику страны вступают в союз, и согласовать их финансовые законодательства будет очень непросто. Тем не менее, согласно договору, предполагается формирование единых требований к деятельности на финансовых рынках и создание наднационального евразийского финансового регулятора к 2025 году. С его полномочиями сторонам еще предстоит определиться.

По этой же причине – из-за разницы в исходном потенциале – макроэкономическая политика в рамках ЕАЭС вряд ли станет в полном смысле слова единой. В договоре на этот счет присутствуют лишь очень общие и аккуратные формулировки, обращает внимание эксперт. Подбор терминов говорит сам за себя: при проведении согласованной макроэкономической политики страны учитывают основные направления и ориентиры экономического развития Союза. Конкретно заданы лишь границы макроэкономических показателей: дефицит консолидированного бюджета не более 3 процентов ВВП, госдолг не должен превышать 50 процентов ВВП, инфляция – минимального уровня по странам-участницам плюс 5 процентных пунктов. Сейчас участники ЕАЭС этим требованиям полностью соответствуют. Серьезные оговорки существуют по вопросам конкурентной политики. Усиление роли наднациональных органов по ряду позиций выражено не так сильно, как первоначально планировалось. Но в целом, тем не менее, интеграция будет усиливаться, уверен Глеб Покатович.