Мировая экономика продолжает замедляться

4 мая 2016

Эксперты Аналитического центра констатируют замедление мирового роста ВВП по итогам первого квартала 2016 года. Об этом и других текущих тенденциях мировой экономики можно прочитать в бюллетене «На пульсе: Экспортеры нефти не смогли пока договориться о заморозке добычи. В фокусе: Украина — ситуация в экономике при смене правительства».

В начале II квартала данные по промышленному производству ключевых стран мира в основном показывают сохранение негативной динамики. Так, в США темпы снижения производства (при сильном долларе) вновь ускорились, составив в марте –2% в годовом выражении, в Японии и России спад также сохраняется, но его темпы замедлились до –1,6% и –0,5% соответственно. Зато в Китае прирост в марте ускорился до 6,8% в годовом выражении, что стало лучшим результатом за последние три квартала.

Страны-нефтеэкспортеры в Дохе 17 апреля заявили, что не станут замораживать добычу нефти. Но можно предположить, что сами переговоры сдержали игру на понижение на рынках фьючерсов. Если экспортеры не будут соревноваться в добыче, то баланс спроса и предложения может установиться в течение года-полутора.

В бюллетене отмечается, что стабилизация мировой экономической системы способствует восстановлению курса российской валюты. Укрепление рубля привело к снижению курса в середине апреля до 65-66 рублей за доллар США. Это самый низкий показатель с ноября 2015 г. Курс евро колеблется в районе 74-75 рублей, что также ранее наблюдалось лишь в начале декабря 2015 г.

Политическая ситуация в Бразилии продолжает накаляться, но курс валюты укрепляется. Минимальный курс в апреле — 3,5 реала за доллар США. В марте в Бразилии снизились ставки по 10-летним облигациям, что свидетельствует о некоторой стабилизации экономики. В то же время говорить о восстановлении пока рано, нестабильная политическая ситуация может стать причиной новой волны кризиса.

Депрессивная политическая обстановка (конфликты и санкции) в мире тормозит экономический рост, сужая горизонты планирования и инвестирования, создавая неопределенность для компаний и инвесторов. Неопределенность будущего наиболее ярко выражается в «кредитном параличе», который тянется после кризиса 2008–2009 годов необычайно долго. Низкие ставки процента по кредитам вопреки логике «учебника» не приводят к масштабным капиталовложениям. Им мешает неопределенность в структурных сдвигах, депрессивная обстановка, чрезмерное банковское регулирование. К 2015 году добавились кризисы в Бразилии и России, замедление роста в Китае, падение импорта у стран — экспортеров нефти. Есть угроза сползания в депрессию, но традиционные стимулы экономики (низкие ставки) так и не работают.

Падение цен на сырьевые товары — хоть это и благо для крупных промышленных потребителей — привело к сложной ситуации для многих стран, а биржевые потрясения и кризисы в отдельных крупных странах усугубляют картину. Обычно мировым спадам предшествуют инвестиционные подъемы, кредитные бумы, перегревы. А сейчас мы наблюдаем неравномерный рост, стагнацию в ряде отраслей, бюджетные и долговые проблемы, угрозы дефляции и «депрессии в головах». Увеличиваются военные расходы, растут потери от низкой координации на международном уровне.

Мировая экономика страдает от «девальвационных войн», геополитических конфликтов и спада торговли, а страны все чаще прибегают к протекционистским мерам, — говорится в докладе МВФ. Что касается России, то МВФ ухудшил свой прогноз: ожидается –1,8% ВВП в 2016 году и +0,8% в 2017 году.

Новое правительство Украины приходит к власти в условиях снижения (к 2013 году) реального ВВП за 2014–2015 годы на 16%, потребления — на 22%, в т. ч. личного потребления — на 28% при росте госрасходов на 1,6% и падении капиталовложений на 30%.

Несколько последовательных девальваций национальной валюты привели к тому, что в I квартале 2016 года средний курс гривны к доллару США оказался в 3,1 раза выше, чем в IV квартале 2013 года, а рост потребительских цен за тот же период составил 81%. Мировые эксперты в основном трактуют смену правительства как необходимость в связи с падением поддержки власти населением, задержкой реформ и коррупцией. Разумно было бы ожидать и другого обоснования: переход от конфликта к установлению более прочных оснований для восстановления роста, точнее — предсказуемого мира. Эксперты Аналитического центра рассматривают этот фактор лишь с экономической точки зрения: трудно себе представить оживление накопления, особенно частного, в условиях острой политической неопределенности.

По итогам 2015 года промышленное производство Украины оказалось на треть ниже уровня 2007 года, в т. ч. на 50% у металлургии и машиностроения, т. е. основные трудности испытывают сложные производства. Но даже пищевая промышленность упала до уровня 86% от показателя 2007 года. При этом роль помощи ЕС и МВФ оказываются объективно бо́льшими, чем для других стран, и будут существенными для деятельности правительства Украины. Осенью 2015 года оптимизм МВФ выражался в ожидании экономического роста на Украине на уровне около 4% начиная уже с 2018 года — в новом прогнозе МВФ темпы прироста ВВП Украины ожидаются на уровне не менее 4% только с 2020–2021 годов.

С другими выпусками бюллетеней о развитии конкуренции можно ознакомиться в разделе Публикации.