Разработка системы антимонопольного комплаенса может обойтись компаниям в сумму от 20 до 50 млн рублей

17 мая 2016 | Конкуренция и право

Эксперты ведут оживленную дискуссию о вариантах развития системы внутреннего предупреждения нарушений антимонопольного законодательства (антимонопольного комплаенса) в России. На вопросы корреспондента журнала «Конкуренция и право» ответила начальник Управления по конкурентной политике Аналитического центра Татьяна Радченко.

Татьяна Радченко
Татьяна Радченко
Заместитель руководителя

В статье «Формула «скидки» за комплаенс» журнал задается вопросом, следует ли рассматривать возможность полного освобождения компании от ответственности, если ею были приняты все зависящие от нее меры по соблюдению законодательных норм посредством внедрения механизма предотвращения антимонопольных рисков? По словам Татьяны Радченко, стимулы к разработке и постоянному совершенствованию антимонопольного комплаенса могут возникать как минимум в двух случаях. Во-первых, когда потенциальные выгоды от этого механизма превышают сумму издержек на его выработку и расходы на соблюдение внедряемых правил следования требованиям законодательства о защите конкуренции. А во-вторых, когда высшее руководство компании, которому в случае ее антиконкурентных действий может грозить уголовная ответственность, заинтересовано в принятии корпоративной системы мер предупреждения нарушений для снижения рисков индивидуальной ответственности.

При этом если практика применения уголовной ответственности за нарушения антимонопольного законодательства является скорее исключительной, то число возбуждаемых дел с вынесением ФАС России поведенческих предписаний и наложением административных штрафов только растет, предупреждает эксперт.

Разработка системы мер внутрикорпоративного предупреждения нарушений может обойтись в сумму от 20–30 до 50 млн руб. (учитывая расходы на ее внедрение и адаптацию, пересмотр договорных отношений, обучение персонала и т.д.), а базовый оборотный штраф составляет 8%. Исходя из этого внедрение комплаенса «со скидкой 1/8» может иметь смысл для организаций, у которых годовой оборот более 30–50 млрд руб. и повышенные риски антимонопольного преследования.

С другой стороны, по мнению Радченко, мировая практика применения программ ослабления наказания за участие в картелях пока не доказала своей эффективности: отсутствуют свидетельства того, что уменьшение тяжести наказания приводит к предупреждению дальнейших нарушений этими же компаниями. Это обстоятельство ставит под сомнение действенность смягчающих наказание норм. Более того, именно в этих случаях наличие комплаенса могло бы рассматриваться даже в качестве отягчающего обстоятельства, так как организация не только не предотвратила нарушений, но совершала их осознанно.

Представляется, что в России развитие этого института должно идти по пути саморегулирования: когда деловые ассоциации и (или) объединения юристов с учетом лучших практик самостоятельно разрабатывают и популяризируют рекомендации по соблюдению законодательства без специальных закрепленных в нормах закона мер смягчения ответственности. Компании сами должны быть заинтересованы в снижении своих рисков и издержек, а наличие комплаенса не может выступать в роли индульгенции.