Решать социальные задачи – это очень важно

27 января 2016 | Независимая газета

Главный советник руководителя Аналитического центра Леонид Григорьев дал развернутый комментарий по тематике Доклада «Человеческое развитие в условиях спада экономики», изданного Аналитическим центром в декабре 2015 года.

Леонид Григорьев
Леонид Григорьев
Главный советник руководителя

«Глубина анализа в этой работе обусловлена системным подходом к человеческому капиталу России и использованием классической международной методологии исследований. В вышедшем ежегоднике даже есть глава, посвященная теории расчетов индексов измерения тех или иных показателей. Поэтому то, что мы делаем, позволяет нам сравнивать свою страну с другими и в то же время анализировать развитие ее самой как во времени, так и в пространстве, учитывая различные аспекты социально-экономической жизни регионов», - сказал Григорьев в интервью «Независимой газете».

– Из 17 Целей устойчивого развития на период 2016–2030 годов на первой линии стоит «Повсеместная ликвидация нищеты во всех ее формах»...

– Совершенно верно. Преодоление бедности было центральной задачей и среди Целей развития тысячелетия, сформулированных ООН на период до 2015 года.

В нашем докладе главу, касающуюся бедности как в мире, так и в России, написала Татьяна Михайловна Малева, директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. В самом начале она напомнила, что Россия присоединилась к Декларации Целей развития тысячелетия ООН после масштабного трансформационного кризиса 1990-х годов, продолжительность и глубина которого повлияла на повышение уровня бедности так, что в отдельные периоды он превышал 30%.

Причины тут понятны: денег на борьбу с бедностью было мало, поэтому государство шло на пассивные меры – предоставляло отдельным группам населения льготный доступ к разным социальным ресурсам. Это было малоэффективно. А главное – тема бедности политически совсем не регулировалась. У нас была уверенность, что если экономика пойдет в гору, то бедность автоматически покатится вниз. Но проблема не только не исчезла – она вошла в число факторов, тормозящих выход страны из кризиса. Поэтому, и тут я с Малевой согласен, присоединение России к программе по реализации Целей развития тысячелетия полностью отвечало нашим внутренним интересам социально-экономического развития.

Там же она отмечает, что, по официальным показателям, за последние 15 лет в России удалось значительно сократить масштаб и уровень бедности по сравнению с теми значениями, с которыми страна вошла в новое тысячелетие после затяжного и глубокого кризиса трансформации.

По официальным измерениям, уровень бедности сократился вдвое, а уровень крайней бедности, которая сопровождается голодом и недоеданием, почти в четыре раза.

Однако некоторые альтернативные официальному подходу измерения не показывают сколько-нибудь заметного сокращения этих показателей.

А вот наиболее ощутимое влияние на сокращение уровня бедности оказало введение доплаты к пенсии до уровня регионального прожиточного минимума. Это существенно помогло самой многочисленной социальной группе – пенсионерам.

Но в то же время практически не сократился уровень бедности среди семей с детьми даже несмотря на масштабную программу поддержки тех семей, где двое и более детей.

Наступивший в 2014 году экономический кризис незамедлительно отразился на динамике доходов населения и росте риска бедности. Если кризис продолжится, роста бедности избежать не удастся, прогнозирует Татьяна Малева. А в случае затяжной рецессии почти 30% российских домохозяйств имеют высокие шансы пополнить ряды бедных.

– Как кризис влияет на исследуемые процессы и показатели?

– Мы же хорошо понимаем, что, когда в стране есть какая-то бешеная рента, а у государства и бизнеса – большие деньги, то проще истратить их с беспечной надеждой на любой вариант, за которым видится возможный успех. В такие периоды всегда меньше внимания к деталям, институтам, логике, к эффективности инструментария. А это же все очень важные моменты.

Потому что как только иссякают большие деньги, тебе приходится думать, как эффективно использовать оставшиеся средства и добиться необходимого результата. Но уже сокращаются возможности поездок за границу и безудержного приобретения импорта. И тут же вызревает вывод – надо самое необходимое, вроде медицинских приборов и лекарств, производить дома.

Девальвация, конечно, дает шанс внутреннему производству и вызывает необходимость все время думать, держать себя в состоянии поиска.

Нынешний кризис, на наш взгляд, проходит на фоне большей стабильности, нежели предыдущий. Это видно и по ситуации с работниками, и по экономическому поведению работодателей. Последние не так решительно увольняли сотрудников, а у работников практически сохранились их номинальные доходы.

– Все чаще эксперты разных стран говорят еще и о кризисе той науки, которая, кажется, уже не в силах дать ответ, что станется с нынешней моделью мировой экономики завтра. Макроэкономические сценарии все мрачнее, турбулентность все длиннее. Ко времени ли думать о человеческом развитии на тысячу лет вперед?

– Мне кажется, на фоне этих сценариев наш доклад очень простой. Он о том, что надо решать многие социальные задачи страны и удерживать в ней хороший уровень образования, науки, развивать гражданское общество, укреплять средний класс – это все очень важные задачи сегодняшнего, завтрашнего и всех последующих дней, лет и, надеюсь, веков.

Подробнее читайте на сайте «Независимой газеты»

Полный текст Доклада