Цена на нефть будет зависеть от взаимодействия Ирана с другими странами ОПЕК

22 июля 2015 | Российская газета

На следующей неделе глава Минэнерго Александр Новак и генеральный секретарь Организации стран - экспортеров нефти (ОПЕК) Абдалла аль-Бадри обсудят ситуацию на рынке нефти.

Александр Курдин
Александр Курдин
Управление по ТЭК

Начальник Управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра Александр Курдин в беседе с корреспондентом «Российской газеты» рассказал о проблемах и надеждах нефтяных держав.

- Александр Александрович, что же - теперь цена на нефть будет зависеть от Ирана?

Александр Курдин: Скорее, не столько от Ирана, сколько от его взаимодействия с другими странами ОПЕК. Данные второго квартала показывают, что выпуск нефти странами ОПЕК увеличился, и довольно значительно - за счет Саудовской Аравии и Ирака. Они сейчас превышают квоту ОПЕК (30 миллионов баррелей в день) более чем на миллион баррелей. Пока остается рассчитывать, что это просто временная несогласованность. Проблема недисциплинированности встанет перед ОПЕК в полный рост в конце года - начале следующего, когда будет закончен процесс снятия санкций с поставок иранской нефти.

- Сколько Иран тогда сможет выставить на рынок?

Александр Курдин: Дополнительно около миллиона баррелей в день. Может, чуть больше. И как ОПЕК адаптируется к этому, пока непонятно. Возможно, квота ОПЕК будет все же увеличена или произойдет перераспределение страновых квот внутри организации.

- А сланцевая нефть США останется фактором, давящим на цены?

Александр Курдин: Конечно. О том, как чувствуют себя компании, ведущие сравнительно дорогостоящую добычу сланцевой нефти, говорит динамика действующих буровых установок. Если в конце прошлого года, на пике сланцевой добычи, было около 1,5 тысячи буровых, то в июне этот показатель достиг дна - около 600 буровых, а в последние недели добавилось несколько десятков буровых. Это не очень много, но это показывает, что при цене около 60 долларов за баррель, как и прогнозировали аналитики, американская сланцевая добыча заканчивает сворачиваться и начинает входить в устойчивую зону.

- То есть начинается новый цикл роста сланцевой добычи?

Александр Курдин: Во всяком случае, стабилизация.

- С предложением вроде бы все ясно, давайте поговорим о параметрах спроса. Здесь какие ключевые переменные?

Александр Курдин: Во-первых, достаточно хорошие темпы роста сейчас показывают развитые страны, хотя в прошлом году именно они были основными виновниками замедления спроса на нефть. Это касалось и Америки, и Европы, Япония вообще показывала небольшой минус по ВВП. Дело в том, что в последнее время в развитых странах спрос на нефть обычно стабилен, но в прошлом году он снизился почти на полмиллиона баррелей в день, и это оказало заметное влияние на нефтяной рынок. В этом году, по ожиданиям МВФ, рост по группе развитых стран будет чуть более 2 процентов, а в следующем, возможно, еще выше. Япония выбирается из красной зоны, в США ожидается неплохая динамика, примерно на уровне прошлого года - около 2,5 процента, в еврозоне - 1,5 процента вместо одного процента годом ранее.

- Фактор Греции для европейской экономики, а значит, и для спроса на нефть перестал играть роль?

Александр Курдин: Греческий фактор может на несколько десятых процента затормозить европейскую экономику. Вроде бы доли процента - совсем не много, но, когда мы говорим о росте 0,8 и 1,5 процента, эта разница принципиальна.

- Значит, Грецию еще со счетов списывать нельзя?

Александр Курдин: Как фактор нестабильности - безусловно. Однако в этом году в развитых странах ожидается прирост потребления нефти почти на полмиллиона баррелей в день. Благодаря этому в мировых масштабах прирост составит не 0,7 миллиона баррелей, как в прошлом провальном году, а свыше 1 миллиона баррелей в день. И это довольно существенно.

- А что с развивающимися странами? Обвал на фондовом рынке Китая всех напугал.

Александр Курдин: Во-первых, очевидно, что несколько дней назад китайские биржи достигли дна, что началась коррекция в обратную сторону. Рынки вернулись к более или менее устойчивому состоянию, во всяком случае, биржевые индексы остаются существенно выше, чем они были в начале года. Во-вторых, состояние дел на бирже совсем не обязательно отражает то, что происходит с экономикой. Последняя статистика по китайской макроэкономике обнадеживает. Прирост промышленного производства, а именно он характеризует динамику спроса на энергоносители, по итогам июня составил 7 процентов и оказался существенно выше консенсус-прогнозов. Но более важным сейчас может стать быстрый рост Индии, стран Юго-Восточной Азии. Помимо Китая, они являются другим столпом роста спроса на нефть. Поэтому мировой спрос в целом пока что ожидается довольно неплохим.

- Когда же будет достигнут баланс спроса и предложения?

Александр Курдин: В начале следующего года или в конце текущего перманентный избыток нефти на рынке исчезнет. Запасы начнут потихонечку сокращаться, это поддержит цены на нефть снизу. Но все это - при условии, что ОПЕК удастся прийти к соглашению относительно принятия новой иранской нефти на рынок, а сами члены ОПЕК будут вести себя дисциплинированно.

- Но так же вероятен и другой сценарий - нефти в мире станет больше на 2 миллиона баррелей в день, что могло бы быть при соблюдении ОПЕК своей же квоты.

Александр Курдин: Если на рынке появится «лишняя» иранская нефть и она не будет адаптирована с помощью ограничений со стороны ОПЕК, достижение равновесия будет немножко отложено. Спрос будет абсорбировать иранскую нефть дольше, это затянется, может, еще на год. Потому что сначала цена останется на уровне 55-60 долларов за баррель, и это станет фактором ограничения роста добычи, прежде всего, в Соединенных Штатах. А спрос при этом будет продолжать расти, потому что, как я уже сказал, мировая экономика все-таки чувствует себя неплохо. Особенно если у нас не будет никаких новых конфликтов, санкций и прочих проблем, которые вносят лишнюю нервозность.

- Какие в таком случае надо закладывать ожидания по цене нефти в бюджет на следующий год?

Александр Курдин: Всегда хороша разумная осторожность. Наверное, выше 60 долларов за баррель заходить пока не стоит.

- А каков предел оптимистичных ожиданий?

Александр Курдин: Не более 70 долларов за баррель к концу года. Если цена на нефть начнет возрастать, то начнет расти и добыча в Соединенных Штатах, и цены снова снизятся.