Власти научились маневрировать в условиях кризиса

14 ноября 2019 | Euronews

Пять лет назад в России разразился экономический кризис, причиной которого стал так называемый «нефтяной шок» - обрушение цен на нефть. Следом за этим началась девальвация рубля. О том, что привело к падению цен на нефть, какой кризис – 1998, 2008 или 2014 – был жестче и как страна пережила кризис, журналистам Euronews рассказал главный советник руководителя АЦ Леонид Григорьев.

Леонид Григорьев
Леонид Григорьев
Главный советник руководителя

Еще в январе-августе 2014 года средняя цена на топливо марки Brent составляла 107,75 долларов за баррель, пик был зафиксирован 19 июня – 115,19 долларов за баррель. В октябре началось резкое падение цен, и к середине января за баррель давали уже чуть больше 45 долларов. Рекордно низкой отметки этот показатель достиг год спустя – 21 января 2016 баррель нефти стоил 27,5 долларов. Позже эта цифра начала постепенно расти, но выйти на докризисный уровень до сих пор не удалось.

«В 2015 году объем российского экспорта был такой же, как в 2014, а выручка составила 350 вместо 500 млрд долларов, то есть на 30% меньше, - объясняет Леонид Григорьев. – То есть у нас был 30%-ный нефтяной шок. Многие страны при таком шоке не выжили бы».

Эксперт связывает падение цен на нефть с несколькими факторами. Первый из них – увеличение добычи. Второй связан с главным импортером углеводородов – Китаем: 5 лет назад там произошло замедление роста экономики. «Кроме того, Китай долгое время создавал большие запасы, и в какой-то момент пропал фактор быстрого наращивания импорта Китая как для потребления, так и в качестве запасов», - поясняет Григорьев. 

На этом же фоне нефтяные страны начали конкурировать друг с другом и сбивать цены, чтобы увеличить экспорт и сохранить доходы. В первую очередь, речь шла о Саудовской Аравии и США. «Конкуренция между экспортерами является фактором катастрофического падения цен», - говорит эксперт.

Самый большой обвал цен на нефть произошел в начале 2016 года. Как раз в тот момент на мировой рынок после снятия санкций вернулся Иран – страна с четвертыми по величине запасами нефти. К концу того же года цены на нефть более-менее стабилизировались. Главную роль в этом сыграло соглашение об ограничении добычи нефти.

Смогла ли Россия отойти от кризиса 2014 года? «У России положительный темп роста, небольшой плюс у нас был и в 2017, и в 2018, и в 2019 году – в районе 1,5-2%. Мы растем эти 3 года медленнее, чем остальной мир: общие темпы роста – около 3%», -  говорит Григорьев, добавляя, что самого кризиса уже давно нет.

По словам эксперта, министерство финансов приспособилось к жизни при нынешних ценах на нефть: «Минфин берет налоги с нефтяников в рублях, поэтому чем выше цена нефти в рублях, тем выше доходы бюджета. Благодаря этому Россия живет последние 3 года в рамках маастрихтских норм, у нас бюджетный дефицит меньше 3%, у нас почти нет внешнего долга, он менее 15% к ВВП – это меньше, чем у Франции, Бельгии и Италии».

«Кризис 2014 года – значительный, болезненный, но не драматический. Нет большой безработицы, нет большой инфляции», - говорит Григорьев, добавляя, что в середине 1990-х в России за чертой бедности жила половина населения, а 1998 год стал уже концом тяжелейшего кризиса.

В 2008 году кризис разразился неожиданно, но у России были запасы финансовых средств. «Мы научились многому, особенно Центральный банк. Экономические органы привыкли жить в кризисе или в ожидании кризиса. Поэтому между кризисами мы живем как во время битвы – 7 лет тучных, 7 лет тощих», - убежден Григорьев. Сейчас значительная часть доходов уходит в резервы, которые используются во время кризиса.

Как считает эксперт, кризис 2014 года Россия перенесла легче, поскольку власти научились маневрировать в условиях кризиса и поскольку до этого в стране был потребительский бум.

Дальнейшему развитию экономики, по мнению Григорьева, могут помочь 12 национальных проектов. «Власти увеличивают расходы в тех областях, которые считают критически важными, и это способ ускорить развитие и решить социально-экономические проблемы в стране», - уверен эксперт.

Источник: Euronews