Правила игры для бизнеса в Арктике не должны меняться минимум 20 лет

11 апреля 2019 | АЭИ Прайм

Российская Арктика славится природными ресурсами, однако долгий срок реализации проектов, огромные финансовые затраты, тяжелые климатические условия и трудность логистики стоят на пути их освоения. Как привлечь компании инвестировать в Арктику, почему в ближайшие годы нельзя рассчитывать на резкий рост транзита по Северному морскому пути и зачем нужен план развития региона до 2035 года, в интервью агентству «Прайм» в кулуарах Международного арктического форума рассказал руководитель Аналитического центра Владислав Онищенко.

Владислав Онищенко
Владислав Онищенко
Руководитель

— Президент Владимир Путин заявил, что нужна программа развития Арктики по аналогии с программой развития Дальнего Востока, и правительство должно подготовить меры, чтобы стимулировать бизнес инвестировать именно в Арктический регион. Какие меры нужны для того, чтобы бизнес входил в Арктику?

— Специфика Арктики, в отличие от Дальнего Востока и других регионов России – это длительность проектов, поэтому бизнесу нужны долгосрочные устойчивые правила и условия работы. Можно спорить, привлекательные эти условия или не очень, но важно, что по ним должна быть возможность «играть» лет на 20 или даже 40, иначе арктические проекты не реализуемы.

У нас большая часть проектов Севера сейчас связана с добычей природных ресурсов, а обычный срок реализации крупного месторождения — это примерно 30 лет, из которых первые 10 лет займет период от разработки до первой коммерческой отгрузки. 

Что касается преференций – они могут быть разными – налоговыми, это могут быть СПИКи, ТОРы, особые экономические зоны и другие инструменты. Пример «Новатэка» показывает, что это вполне реализуемая история.

— Грузооборот Северного морского пути в 80 миллионов тонн к 2024 году — не слишком ли амбициозная цель?

— Только «Новатэк» реализует процентов 55 этой цели. Кроме того, есть Новопортовское нефтяное месторождение, которое уже дает около 7-8 миллионов тонн нефти, что дает те же 8-10% необходимого грузооборота.

Есть еще небольшие по объему – 0,9 миллиона тонн, но значимые по стоимости партии редкоземельных металлов "Норильского никеля". Все-таки важным показателем является не только грузооборот, но и стоимость перевозимого. Можно и песок возить туда-сюда по Северному морскому пути, но никому это не нужно. 

Объем может дать и уголь Таймыра, это 19 миллионов тонн в год при выходе на полную производственную мощность. При наличии покупателей на него, основную прибыль принесет первоначально именно Западное направление — за счет высокого качества угля, дешевизны его добычи и меньшего расстояния пути. В перспективе Восток тоже выглядит привлекательно, но не в ближайшие несколько лет. 

— А транзит?

— Нет, до 2024 года всерьез рассчитывать на значимые объемы транзита не приходится. Транзит возможен только при наличии постоянного, регулярного транспортного сообщения.

Компании, отправляя свой груз из Гонконга, Сингапура, или из Кореи на север, должны быть уверены, что он придет вовремя и с минимальными рисками. Для того, чтобы были минимальные риски, страховые компании должны верить в то, что этот путь безопасен. И то, и другое невозможно реализовать в течение 3-5 лет.

Если Западная часть пути более-менее готова, хотя там тоже нерегулярное сообщение, то в Восточной части — от Обской губы до выхода в Тихий океан — в ближайшие несколько лет вряд ли будет устойчивый проход. Да, могут быть, пилотные проводы, чтобы понять, насколько это технологически вообще возможно. Но это не сможет обеспечить существенный объем перевозок.

— А вы просчитывали дальше, за пределами 2024 года? На сколько еще может быть увеличен объем грузоперевозок по СМП?

— В рамках разработки комплексного плана развития Севморпути и прилегающих территорий мы первые варианты модели финансово-организационных работ Севморпути делали. Она сильно зависит от того, какая база по продукции будет реализована. 

Мы строим модель до 2035 года, которая охватывает регулярные транспортные сообщения, как на Западе, так и на Востоке. Наша модель идет по нарастающей. При этом мы исходим из того, что порядка 50% грузов по СМП в будущем должно идти на Восток.

Подробнее – «Прайм»

Читайте также:

10.04.2019 - СМП ждёт комплексное развитие