Риски сокращения добычи нефти остаются минимальными

13 июля 2017 | ТЭК России

«В Катаре Россия не имеет каких-либо активов в нефтегазовой сфере, поэтому последствия для компаний могут быть лишь косвенными, то есть вызванными изменениями конъюнктуры на региональных газовых рынках», - считает эксперт Аналитического центра Святослав Пих. В начале лета ряд государств разорвали дипломатические отношения с Катаром, прекратили авиасообщение, закрыли для него свое воздушное пространство и разорвали торговые связи. Менее чем через месяц Дохе были выдвинуты 13 требований, выполнение которых должно привести к нормализации отношений, однако Катар поспешил заявить о невыполнимости выдвинутых условий. Журналисты издания «ТЭК России» спросили экспертов о том, как повлияет ситуация вокруг Катара на энергетический рынок, в том числе в России.

Святослав Пих
Святослав Пих
Управление по ТЭК

Изоляция Катара может привести к возникновению ряда геополитических рисков для нефтегазового рынка – повышению тарифа за проход по Суэцкому каналу для газовозов Катара и разрыву экономических отношений с ОАЭ и Египтом, участвующими в конфликте на стороне Саудовской Аравии. «В случае повышения Египтом тарифов за проход катарских газовозов через Суэцкий канал, часть спотовых объемов или свободных мощностей может быть диверсифицирована в направлении рынка АТР из-за роста транспортных издержек вследствие необходимости изменения маршрутов перевозок в обход Африканского континента», - пояснил Пих. Такой ход событий, по мнению эксперта, может спровоцировать увеличение предложения газа и снижение цен на СПГ в АТР, и у потребителей российского природного газа в регионе появится возможность оптимизировать портфель поставок. «Таким образом, закупки российского газа и доходы от его продажи могут снизиться», - считает Пих. Возможные недопоставки катарского топлива в Европу, по мнению эксперта, могут послужить источником незначительного роста цен на европейских индексах. Спрос в таком случае может быть частично закрыт за счет объемов американского СПГ или газпромовского голубого топлива, уверен он.

Прекращение экономического сотрудничества Катара с ОАЭ или Египтом, которые являются потребителями катарского СПГ, может привести к сокращению объемов поставок в эти страны на 1,3 и 6,4 млн тонн СПГ в год соответственно, считает эксперт. Также, по его мнению, возможна приостановка поставок трубопроводного газа из Катара в ОАЭ (сейчас они ежегодно составляют 17,7 млрд куб. м.). «Такое сокращение может открыть свободную нишу на рынке, которая увеличит спрос на спотовые поставки СПГ в этих странах на время кризиса, что обеспечит возможность экспорта туда свободных мощностей сахалинского СПГ, в случае его рентабельности», - считает аналитик.

Риски сокращения добычи нефти, по мнению Пиха, остаются минимальными. «Катар не относится к крупным нефтепроизводителям (1,9 млн барр./день), в ближневосточном регионе в 2016 году он превзошел только Оман (1 млн барр./день). Доля в корзине ОПЕК определяется пропорционально добыче государства, поэтому доля Катара не является значимой, в отличие от Саудовской Аравии, Ирака, Ирана или Кувейта, составляющих более 60% корзины. Даже если Доха приостановит обязательства по сокращению добычи, это обстоятельство не сильно скажется на соглашении о сокращении добычи», - пояснил Пих.

Что же касается России, то угрозы прямого ущерба эксперт не видит, однако выручка и продажи могут снизиться. «Это возможное последствие из-за увеличения предложения газа на рынке АТР, но не факт, что оно произойдет, - уточнил Пих. - Это скорее предупреждение об угрозе, а не необратимое последствие. Должна произойти целая цепочка событий от блокады и перенаправления потоков до отказа от закупки по долгосрочным контрактам у России и покупка газа Катара по спотовым ценам».

Источник: ТЭК России

Читайте также:

12.05.2017 - Сланцевая революция вне границ США: реальность или миф?

05.05.2017 - Саудовская Аравия стремится сбалансировать экспортные мощности

Фото: из открытых источников