В перспективе влияние притока СПГ в Европе станет повсеместным

6 июня 2017 | Российская газета

Стагнация на рынке сжиженного природного газа подошла к концу: по итогам прошлого года темпы прироста мировых поставок удвоились. В России же производство практически не изменилось за 7 лет (10-11 миллионов тонн в год), но 2017-й переломит тенденцию, когда в строй введут проект «Ямал СПГ». Основным потребителем российского СПГ останутся страны Азии, отчасти заинтересоваться им может и Европа, но выходить за границы этих рынков будет трудно из-за высокой конкуренции со стороны США и Австралии. Об этом пишет «Российская газета» со ссылкой на бюллетень Аналитического центра.

Александр Курдин
Александр Курдин
Управление по ТЭК

По оценкам экспертов, картина мировых поставок газа становится все более сложной и пока трубопроводный газ сохраняет свои позиции за счет более высокой рентабельности. Но активное развитие торговли СПГ потребует от импортеров чаще пересматривать контрактные условия по трубопроводным поставкам, ценовая составляющая которых должна быть в тренде.

В конце апреля и в мае регулярно появлялась информация о новых сделках на рынках СПГ, создающая впечатление об обострении рисков для стабильности российского газового экспорта, говорится в энергобюллетене. Так, заключены контракты между США и Польшей, первый танкер с СПГ в июне прибудет в Нидерланды, обнародованы декларативные договоренности между США и Китаем. Алармизм преждевременный, уверены эксперты, хотя объективно глобальный рынок СПГ уже начал меняться. В 2015 году мировые поставки СПГ выросли на 2,7 процента, а по итогам 2016-го прирост удвоился - до 5,3 процента. Всего продажи составили 309,5 миллиарда кубометров, следует из данных Международной группы импортеров СПГ (GIIGNL). Динамику подтверждают оценки Международного газового союза (IGU) - рост на пять процентов, что серьезно превышает среднегодовые темпы в течение последних 4 лет (по полпроцента).

Много внимания в СМИ уделялось поставкам из США в Европу, но на практике это направление осталось на периферии изменений по сравнению с увеличением поставок внутри Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) и оттуда на Ближний Восток. «В течение последних лет на фоне реализации масштабных инвестиционных проектов в АТР в первую очередь в Австралии было распространено убеждение о том, что основные события на рынке СПГ будут происходить в Азии, в том числе потому, что высокий спрос был наглядно реализован там в виде ценовой премии, - пишут аналитики. - Теперь ситуация изменилась: премия азиатского рынка по состоянию на апрель 2017 года составляет лишь около десяти процентов от цены газа в Европе, причем это относится и к долгосрочным контрактам с нефтяной индексацией, и к спотовым сделкам по закупкам СПГ».

Больше всего импорт СПГ в прошлом году увеличили Китай (на 9 миллиардов кубометров) и Индия (6 миллиардов). Обе страны покупают СПГ на условиях краткосрочных и спотовых поставок, причем важным фактором роста спроса стало снижение цен на газ. Растет спрос и со стороны стран Ближнего Востока, где в лидерах Египет (прирост аналогичен индийскому), увеличивают закупки Иордания, ОАЭ и Кувейт. Нельзя утверждать, что Ближний Восток станет «определять погоду» на рынке СПГ как потребитель, но его роль может состоять в «поглощении» дополнительных объемов ближневосточных поставок в среднесрочном периоде, говорится в энергобюллетене.

Рост поставок СПГ из Австралии составил невероятные 46%. Три австралийских проекта обеспечили 2/3 мировых мощностей по сжижению, или около 30 миллиардов кубометров в год. В этом году в Австралии ожидается ввод еще 25 миллиардов «кубов» мощностей. В США в течение 10 лет введут еще больше – около 75 миллиардов кубометров. Россия с первой очередью проекта «Ямал СПГ» к 2020 году обеспечит производство 20 миллиардов «кубов» ежегодно.

Европейское потребление СПГ практически не менялось в 2016 году, что несколько контрастирует с риторикой развития независимости от российского газа и ажиотажа вокруг поставок СПГ из США, пишут аналитики. Объяснить это можно относительно высокой конкурентоспособностью трубопроводного газа, в том числе из России: на протяжении всего 2016 года цены на российский газ в Европе находились близко к ценам на газовых хабах, а осенью и вовсе были заметно ниже. Новая волна предложения делает все более осязаемым риск избытка предложения на рынке СПГ в 2020-х годах, который скажется и на поставках трубопроводного газа. Но мрачность картины для экспортеров не стоит преувеличивать: до сих пор поставки российского газа по газопроводам оказывались вполне конкурентоспособными относительно СПГ, а растущая конкуренция между потребителями на глобальном рынке СПГ ограничивает их рыночную власть.

Растущие аппетиты Китая не в полной мере будут удовлетворены трубопроводными поставками газа по «Силе Сибири», вдобавок к этому СПГ может обеспечить большую гибкость поставок. При этом выход российского СПГ за пределы Восточной Азии будет осложнен более высокими транспортными издержками, что снизит конкурентоспособность относительно австралийского и американского СПГ

Александр Курдин, Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации 

Что касается российских «клиентов» на рынке СПГ, то ими остаются страны АТР, важнейший из которых – Южная Корея – уже предъявляет спрос. Но основной прирост потребления дадут Китай и Индия. «Растущие аппетиты Китая не в полной мере будут удовлетворены трубопроводными поставками газа по «Силе Сибири», вдобавок к этому СПГ может обеспечить большую гибкость поставок, - сказал корреспонденту «Росийской газеты» эксперт Аналитического центра Александр Курдин. - При этом выход российского СПГ за пределы Восточной Азии будет осложнен более высокими транспортными издержками, что снизит конкурентоспособность относительно австралийского и американского СПГ».

Отчасти российский СПГ может заинтересовать и европейские страны, однако там он будет конкурировать с российским же трубопроводным газом. Для европейцев это может быть выгодно с точки зрения развития конкуренции, полагает Курдин. При этом, как показывает практика, приток СПГ иногда влияет на активность пересмотра контракта на трубопроводные поставки газа. «Возможно как понижательное давление на цены, так и попытки изменить другие условия контрактов. В первую очередь этот риск касается стран с обширной инфраструктурой по регазификации, в частности, стран Северо-Западной Европы, однако по мере развития общего газового рынка ЕС и возникновения новых терминалов (в том числе в Польше и Прибалтике) влияние притока СПГ в Европе станет повсеместным», - заключает эксперт.

Источник: Российская газета